ЭКИПАЖ - ЭТО СОДРУЖЕСТВО
02.03.2010
Идеальный матрос: 

1 - беспрекословно послушен;

2 - не жалуется на то, что он промок, замерз или  ему скучно;

3 - не часто получает ушибы;

4 - не выражает недовольства, когда ушибется;

5 - силен, молчалив, подвижен;

6 - получает удовольствие, когда его ругают за то, в чем он не виноват;

7 - имеет склонность к телепатии;

8 - поразительный хронометрист и учетчик курсов;

9 - обладает достаточно хорошим зрением, чтобы различать отдаленные буи (желательно, чтобы глаза могли заменить четырехкратный бинокль);

10 - любит выигрывать;

11 - умеет проигрывать;

12 - хобби: … и плавание.

       В любом другом виде спорта и в большинстве самых различных ситуаций ни один человек, находящийся в здравом уме, не будет мириться с теми условиями, в которых должен работать матрос.

        Некоторые рулевые так упорно ищут в своем матросе соединения всех этих качеств, что меняют экипажи с удивительной быстротой, находя новых добровольцев на работе или в других местах, где их репутация как "рабовладельцев" неизвестна. Но очень скоро эти матросы обнаруживают, что им больше нравится водно-моторный спорт или альпинизм, либо какой-либо другой вид деятельности на свежем воздухе.

        Такой рулевой, пусть он и хорош как техник и тактик и всегда стремится выиграть, ходил бы еще лучше, если бы не трудности с экипажем.

        А все дело в том, что каждый, кто рассматривает экипаж как часть своей яхты, будет недоволен им. Два человека находятся в тесном контакте довольно длительное время, соревнования часто бывают очень напряженными, создают иллюзию опасности, непрерывно возникают проблемы, которые надо немедленно решать. Если они хотят работать, то должны работать как команда.

         Для того чтобы рулевой мог получить максимум отдачи от экипажа и наоборот, между ними должно быть истинное содружество: матрос должен удовлетворять требованиям рулевого, а рулевой - стремиться к тому же для матроса.

        Матрос работает хорошо, когда его работу ценят. Если яхта плохо делает поворот оверштаг и рулевой многоречиво стыдит матроса, то он должен не забывать так же хвалить его, когда поворот сделан хорошо. В противном случае у матроса создается убеждение, что он все делает плохо. Если вы награждаете свой экипаж только руганью, вряд ли он быстро улучшит свою работу. Конечно, если вы за всю гонку не скажете ни слова, матрос просто не будет знать, что он делает правильно, а что нет. Существует предел того, что может сделать рулевой сам по себе, и хороший матрос понимает это в большей степени, чем можно предположить.

        Однако обмен мнениями между матросом и рулевым не должен сказываться на скорости яхты. Одинаково приводят к потерям и слишком много, и слишком мало обсуждений. 

        Для того чтобы рулевой и матрос сработались, нужно время, но уж когда они сработаются, яхта должна ходить быстрее. Сработанность не только обеспечивает увеличение скорости яхты, но и позволяет уделить больше времени таким важным деталям окружающей обстановки, как, например, изменение направления и скорости ветра, использование которых помогает выйти вперед. Во время тренировок рулевой должен следить, чтобы матрос делал все, что должен. Когда у него небольшой опыт, то вина рулевого, а не матраса, если швертбот огибает подветренный знак и на лавировке идёт с поднятым швертом.

        Обязанности матроса многочисленны: проверить курс, отсчитать время перед стартом, обратить внимание рулевого на другую яхту, идущую курсом, который может привести к столкновению, и многое другое. Как и рулевому, ему следует заранее подготовиться к следующему маневру. Матрос не должен предвосхищать события, действуя слишком быстро, но должен знать возможные маневры и быть готовыми к ним.

     Он не должен ждать специальных команд, чтобы:

1 - потравить стаксель, когда яхта уваливает и подобрать его, когда приводится;                  2 - слегка выбрать шверт на галсе в направлении берега, когда вы лавируете против течения на мелком месте;

3 - опустить шверт перед началом лавировки;

4 - подготовиться к повороту и т.д.

        Матрос, каким бы неопытным он ни был, очень быстро все усвоит, если рулевой будет говорить, что надо делать, просто и ясно. Если неопытному матросу, плохо знающему терминологию, отдавать команды вроде "Ослабь Канингхэма" или "Потрави оттяжку гика", то вы можете напороться на неприятности: ведь он может и не знать, что вы имеете в виду!

            Часто хорошими матросами становятся молодые рулевые, еще не имеющие своей яхты. Выступление рулевого в качестве матроса в начале его деятельности- несомненно лучший способ научиться управлению яхтой в гонках. Ведь матрос чувствует и видит, в каких случаях яхта идет наилучшим образом, и наблюдает за действиями истинных мастеров. Рулевой, выступающий в роли матроса, может дать хорошую информацию о яхтах, идущих курсом, который может привести к столкновению, а также о других событиях, которые могут заинтересовать его рулевого.

.      Если ваш матрос имеет предложения в отношении тактики гонки, он по меньшей мере должен деликатно сказать о своих идеях, если вы прямо не спрашиваете его мнение. На лавировке, например, щёлкание  стопора при освобождении стаксель-шкота, является одним из способов намекнуть рулевому, что, может быть, сейчас как раз настал момент для поворота оверштаг.

          Иногда можно создать вредное сотрясение на чьей-то чужой яхте одной лишь громко сказанной фразой. Последовательность событий при этом часто бывает следующая. Вы находитесь позади и с подветренной стороны яхты, идущей впереди, а ветра так мало, что паруса наполняются скорее в вашем воображении, чем на самом деле. Поскольку ветер упал раньше, первой его потеряла яхта, идущая впереди, и вы приблизились к ней. Естественно, ее рулевой проявит некоторое волнение, если ваш матрос скажет вам театральным шепотом:

"Все в порядке, у него повис стаксель". Очень может быть, что при этом рулевой яхты, идущей впереди, попросит своего матроса наклониться вперед и посмотреть под гик. При этом движении яхта качнется под ветер, а стаксель повиснет, даже если до того момента был более или менее заполнен. Качание яхты и суета на борту приведут к остановке яхты, вы будете неумолимо приближаться, а он уже не будет чувствовать себя спокойно.

        Поворот оверштаг настолько же зависит от матроса, насколько от рулевого, хотя как капитан рулевой должен вносить поправки, когда дела идут не так хорошо, как следовало бы.

        На яхтах, не имеющих трапеции, матрос всегда должен смотреть назад при повороте оверштаг в сильный ветер. Он должен быть готов к тому, чтобы протиснуться через труднопреодолимый проем между швертовым колодцем и оттяжкой гика. Первую остановку при смене борта ему следует сделать на боковой палубе, а не в кокните. Из положения откренивания на одном борту нужно очень плавно перемещаться в положение откренивания на другом. Причину любого сотрясения следует выяснить и устранить. Это легко сделать, если запретить матросу сидеть до того момента, когда стаксель полностью наполнится.

        При плавании в сильный ветер расположение шкотовых стопоров приобретает критическое значение. Матрос должен иметь возможность освободить шкот, не прекращая откренивания, в противном случае не будет конца неприятностям на лавировке при сильном ветре и кое-каким осложнениям даже при ветре 4 балла на полных курсах.  

        Причиной плохого выполнения поворота оверштаг может стать и заедание стаксель-шкотов. Иногда его можно устранить, заменив шкоты на более мягкие. Но обычно перед тем, как делать поворот оверштаг, матрос разбирает свободный конец шкота, который он держал, и переносит его на подветренный борт яхты, как только стаксель-шкот снят со стопора. Если после этого он переходит на другой борт и выбирает стаксель, шкоты должны идти свободно, при условии, что он не сядет на них, пока не выберет стаксель полностью. Если же он садится раньше, то садится на наветренный шкот.

        В слабый ветер во время поворота оверштаг матрос должен смотреть вперед и помогать рулевому обеспечить "размах по крену". Для этого требуется совершать движения, которые на первый взгляд кажутся неестественными, - вместо того, чтобы из положения на подветренном борту на старом галсе сразу же перейти в положение, которое нужно занять на новом галсе, он занимает промежуточное положение с одной лишь целью сохранить крен.

        Многое можно было бы сказать о пользе тренировочных поворотов оверштаг до подготовительного сигнала, чтобы взаимодействие рулевого и экипажа проходило гладко. Если во время самой гонки первый поворот сделан так, что он выведет вас вперед, можно с уверенностью сказать, что в этот день экипаж уже прочувствовал ритм хорошего поворота.

        Когда матрос приобретет автоматизм в своей работе, вторая его задача - не выводить рулевого из равновесия. Однако темпераменты рулевых и матросов бывают настолько различны, что невозможно сказать однозначно, как должен матрос вести свою роль.

        От настроения рулевого во многом зависит, хорошо или плохо он будет выступать в этот день. Поэтому если матросу удастся создать то настроение, при котором рулевой соревнуется лучшим образом, результаты несомненно будут улучшены.

        Работа рулевого с экипажем - нечто большее, чем повседневная отработка готовности делать повороты, откренивать и тянуть шкоты. Это действительно содружество.